На Главную страницу nuBO.ru  На главную страницу nuBO.ru

Морозов В.Ю.
Опубликовано: Гротовские чтения: материалы IV межрегиональной научно-практической конференции / М-во культуры Самар. обл.; редкол.: Н.М. Малкова (гл. ред.), А.В. Лычева (сост.), О.В. Клипикова (ред.) [и др.]. – Самара: Офорт, 2016. С. 38 – 47.

ИСТОРИЯ САМАРСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: ПИВОВАРЕННЫЕ И ВОДОЧНЫЕ ЗАВОДЫ ДУНАЕВЫХ (2-Я ПОЛ. XIX – НАЧАЛО ХХ В., ПО МАТЕРИАЛАМ РЕКЛАМЫ И АРХИВНЫМ ДАННЫМ)

В сфере производства напитков в Самарской губернии в дореволюционный период было задействовано достаточно много предпринимателей из купеческого, мещанского, крестьянского сословий, причем как подданных России, так и других государств. Большинство предприятий были небольшими как по объему производства, так и по количеству занятого персонала. Выпускались все виды напитков, как подакцизные, так и нет: водки и вина, пиво, квас, газированные и негазированные фруктовые напитки, минеральные воды и т.д. Некоторые предприниматели занимались производством только определенной категории напитков из указанных, другие занимались сходными категориями (например, водки и вина, либо минеральная вода и фруктовые напитки), и лишь немногие пробовали свои силы сразу и в водочном производстве, и в пивоваренном, и в производстве безалкогольных напитков. Как раз к последним относилось семейство Дунаевых.
Так же заметим, что, во-первых, ни в одной подотрасли производства напитков не было до 1918 года такого периода, чтобы какое-то самарское предприятие (или предприниматель) сумело добиться 100% монополии в границах Самарской губернии (даже если это Жигулевский пивоваренный завод). А во-вторых, ни один сегмент рынка продажи напитков, несмотря на усилия местных производителей, не обходился без продукции ввезенной, как из других регионов России, так и из-за рубежа.
История развития мелкого и среднего предпринимательства вообще очень интересна, как в рамках истории экономики, так и в рамках краеведения, так как она дает представление о жизни и деятельности именно тех людей, кто представлял собой основу деятельности экономики и заботился об удовлетворении повседневных нужд населения, тех людей, которые были известны современникам как по вывесках на их предприятиях, так и по постоянным рекламным объявлениям в местной прессе, но, за редким исключениям, не остались в памяти потомков, в отличие от крупных предпринимателей, чьи фамилии мелькали не только в экономических обзорах, но и в светских новостях, кто активно участвовал в благотворительности, политической деятельности, присутствовал на разных крупных мероприятиях.
Не только семейство Дунаевых, но и история производства напитков в Самаре пока ещё не является полностью изученной, хотя нельзя сказать, что эта сфера вообще «terra incognita». Нами уже проводился обзор историографии как по самарскому пивоварению (1), так и по производству в Самаре прохладительных напитков (2). В этих же работах был дан обзор всей информации, которая ранее была опубликована о бизнесе Дунаевых. Со времени выхода указанных публикаций существенно нового в опубликованных работах не появилось.
Главной нашей целью является публикация архивных документов, связанных с семейством Дунаевых, которые смогут дать ответы на некоторые ранее поставленные вопросы, как о жизни, так и о бизнесе Н.Ф. Дунаева.
Итак, ещё раз соберем воедино данные о Николае Федоровиче Дунаеве и его семье. Сам он по приезде в Самару был 2-й гильдии купеческим сыном Костромской губернии, по крайней мере, так он значится в ряде светских и церковных документов. Самая ранняя дата связи его с Самарой, попавшаяся нам, к сожалению, прискорбна: в 1864 году умерли дочь и сын Н.Ф. Дунаева – погодки Ольга и Сергей, оба не дожили даже до годовалого возраста. Они были похоронены на кладбище Иверского монастыря в Самаре (3). Можно было бы предположить, что переехал он именно из Костромской губернии. Однако в Самаре жил и его брат (по крайней мере, в 1872 – 1881 году) - Иркутской губернии Верхоленский 2-й гильдии купец Александр Федорович Дунаев, бывший в эти годы крестным трех других его детей (4). Так что информацию о том, откуда прибыл в Самару Н.Ф. Дунаев, ещё нужно уточнять.
О его семье. Согласно данной им самим информации от 1890 г.: «В семействе моем состоят: жена моя Анна Васильевна, 48 лет, родные дети: сыновья: Александр, рожденный 23 января 1874 года, 16 лет; Николай, рожденный 20 мая 1881 года, 9 лет; дочери: Анна, рожденная 22 августа 1868 года, 22 года, Надежда, рожденная 22 августа 1869 года, 21 год и Мария, рожденная 13 августа 1872 года, 18 лет» (5). Однако в 1870 году, в другом документе, дата рождения дочери Анны Дунаевой записана как 14 августа (6), и это нужно считать более правильным, так как дата крещения Анны – 18 августа (7).
Как уже написано выше, ещё двое детей Дунаевых умерли в младенчестве. Но есть упоминание и ещё об одной дочери: в 1881 году крестной сына Николая семейства Дунаевых записана «дочь Н.Ф.Дунаева девица Екатерина Николаевна» (8). Этого ребенка – Е.Н. Дунаевой - нет в списках семьи Дунаевых ни в 1870, ни в 1890 году.
О ближнем круге. Как известно, к нему у верующих людей причисляются крестные, становящиеся практически родней. Кроме упомянутых выше А.Ф. Дунаева и Е.Н. Дунаевой стать крестными отцом и матерью семья приглашала очень немногих. Это были: самарский купец Василий Павлович Горинов (в 1868 и 1869 году (9)) и Екатерина Васильевна Попова (в 1868, 1869, 1872 и 1874 гг.). Последняя за эти шесть лет в своем сословном и имущественном положении прошла быстрый путь: «самарская мещанская девица», затем «самарского купца дочь девица» и, наконец, «Самарская 2-й гильдии купчиха» (10). То есть, «ближними» семьями для семейства Дунаевых были семьи самарских купцов 2-й гильдии Горинова и Попова.
Сам Н.Ф. Дунаев был причислен к самарской первой купеческой гильдии по указу Самарской казенной палаты от 19 ноября 1870 года за № 17918, а в 1891 году получил свидетельство для получения им Потомственного почетного гражданства (11).
Как уже писалось ранее, Николай Федорович занимался в Самаре разным бизнесом, в том числе производственным. А для производственных предприятий необходима земля. В архивах есть данные о трех его земельных участках для этой цели, и, как показывают отношения купца с местной властью, предприниматель не стремился сделать бизнес прозрачным и оплачивать налоги полностью:
«19 июня 1874 года. Слушали: по Окладной книге 3 стола Хозяйственного отделения за самарским купцом Н.Ф.Дунаевым числятся следующие промышленные заведения: 1) под № 22 водочный и пивоваренный заводы рядом с колокольным заводом купца Привалова, место мерою 3221 саж., сдано по контракту, заключенному 29 июля 1859 года сроком на 24 года с оброком по 100 рублей; 2) под № 23 второй завод, на городском выгоне рядом с садом мещанина Лебедева мерою 48 сажен, занят с 15 марта 1867 года на неопределенный срок, контракта не заключено. 3) под № 1 два сада, находятся на городском выгоне близ городской черты, в 1 версте, под ними земли, занятой до 1853 года, числится 3560 сажен, доставшейся Дунаеву по покупке от купца Савицкого с оброком по 4 рубля… в год, контракта не заключено» (12).
Но если вдаваться в подробности, то во всех случаях была цепочка перехода собственности или прав.
По пункту первому вышеописанного заседания: «29 июля 1859 года Самарская городская дума заключила …контракт с Ефремовским 3-й гильдии купцом Алексеем Михайловичем Клементьевым на содержание снятого с торгов в Городской Думе самарским мещанином Александром Иван. Быстровым места из городского выгона в кол-ве 3221 кв. сажен под устройство водочного завода сроком на 24 года из оброка по 100 руб. серебром в год и переданного Клементьеву на след. условиях: 1) место на городском выгоне между заводов, принадлежащих: а) крахмального – купцу Кузнецову и б) селитренного – мещанину Светову, в котором заключается 3221 кв.сажень, отдается под устройство водочного завода на 24 летнее оброчное содержание со дня заключения этого контракта. 2) Кроме устройства водочного завода указанное место не может быть обращаемо ни под какие другие заведения» (13).
Далее: «20 декабря 1862 года участок под водочным заводом передан Клементьевым потомственному почетному гражданину Ростовскому 1-й гильдии купцу Павлу Ивановичу Кокуеву на тех же самых условиях.
Самарская городская дума вследствие просьбы от поверенного Потомственного почетного гражданина, бывшего Ростовского, а ныне Саратовского 1-й гильдии купца П.И.Кокуева, Бузулукского 2-й гильдии купца А.Г. Баранова и Самарского 2-й гильдии купца Н.Ф. Дунаева и по своему постановлению от 25 апреля 1867 года означенный участок с построенным на нем водочным заводом передан купцу Дунаеву» (14).
1 мая 1867 года Самарская городская дума, по просьбе Дунаева, на его участке с водочным заводом «дозволяет ему производство всех вообще питий и материалов, которые облагаются акцизным сбором, за исключением устройства винокуренного завода. Однако занимать больше чем арендованная площадь ему запрещается» (15).
Вероятно, пункт второй вышеуказанного заседания, где говорится о втором заводе на городском выгоне мерою 48 сажен, является следствием первого пункта, а этот участок, занятый 15 марта 1867 года, соседствует с первым участком, так как позже Самарская городская управа отправляет городского землемера обмерить реально занятые земли под этими заводами, результат следующий: «Из доставленного землемером Островским плана водочного и пивоваренного заводов, устроенных Вами на городской выгонной земле, видно, что под заводами этими находится земли 3485 кв.сажен, более чем значится за вами по сведениям Управы на 216 кв. саженей. За излишки эти Вы должны были платить, но Вы этого не делали» (16). Заметим, что если из 3485 вычесть 216, то получается 3269, а это сумма площадей вышеупомянутых участков в 3221 и 48 саженей.
Уплатил ли Н.Ф. Дунаев за излишек земли? Если верить его словам в архивных документах, то он согласился и уплатить долг, и платить в будущем (17).
Третий участок Н.Ф. Дунаева (нумерация по вышеупомянутому заседанию) тоже не обошелся без расследования в 1873 г., инспирированного городской властью: «Имея в виду, что по документам Управы у Н.Дунаева значится участок, находящийся на городской выгонной земле, в количестве 3560 кв. саженей, перешедший к нему по передаче от самарского купца Гаврилы Петровича Савицкого в 1866 году, на что от Городской Думы дано ему, Дунаеву, 7 марта 1866 года удостоверение, члену Управы поручено разобраться, правда ли в саду устроены промышленные заведения и какие именно, а также имеет ли он право возводить таковые на основании выданного Думой удостоверения на владение садом» (18). Данное поручение, разобраться с заявлением гласных Городской Думы о заводах Дунаева на земле сада, получил член управы Колпаков (19).
Его расследование показало, что существует записка Самарской городской думы в городское полицейское управление от 15 марта 1867 года: «Вследствие ходатайства самарского 2-й гильдии купца Николая Федоровича Дунаева о дозволении ему произвести хозяйственные постройки при саде его и Водочном заводе, находящемся на городском выгоне, Городская Дума покорнейше просит полицейское управление объявить купцу Дунаеву, что на производство хозяйственных построек при водочном заводе и саде со стороны Думы препятствий не имеется с платой за каждую застроенную квадратную сажень, поэтому просить Дунаева по производстве постройки уведомить Думу, сколько будет занято постройкою земли» (20). Далее: «Самарская городская дума удостоверила, что значащиеся по Окладной книге два места выгонной земли, самовольно захваченные под разведение садов, № 1 2350 сажен и № 2 1210 сажен, числятся в настоящее время за самарским купцом Н.Ф.Дунаевым по передаче от купца Савицкого 7 марта 1866 года» (21). Также на заседании 1 декабря 1873 года в Самарской городской управе, Колпаковым было доложено, «что на городской земле, в содержащемся Дунаевым саду, находятся разные промышленные заведения» (22). Но вот о площади построек в саду, как ему предписывала дума, выдавая разрешение, Н.Ф. Дунаев так ничего и не сообщил, что опять же потребовало принудительного обмера.
Мы видим, что у Николая Федоровича Дунаева в 1870-ых было, вероятно, четыре завода, располагавшихся парами – водочный и пивоваренный – на двух его крупных участках. Винокуренные заводы, как мы читали выше, ему не дозволялось создавать.
К 1887 году, как показывает статистика по пивоваренному производству, у Н.Ф.Дунаева два пивоваренных завода ещё было: на более старом заводе работало 12 человек, ежегодно производилось 20 тысяч ведер пива на 22 000 рублей, а на втором заводе работало 10 человек и производилось 10 тысяч ведер пива на 12 000 рублей (23). Но в дальнейшем, вероятно, с наращиванием производства пивоваренным заводом А. фон Вакано, Н.Ф. Дунаев, как пивовар, перестал конкуренцию выдерживать, вместо двух пивоваренных заводов остался один, тот, что был когда-то создан на участках, полученных от П.И. Кокуева.
Обращаемся к архивным документам: «24 июня 1883 года Самарский 1-й гильдии купец Николай Федорович Дунаев (живет на углу Дворянской и Москательной в своем доме) заключил договор с Самарской городской Управой о сдаче Дунаеву в арендное содержание сроком с 29 июня 1883 по 22 июня 1892 года участка городской выгонной земли в 3485 кв.сажен под пиво-медоваренный завод. Оброчная плата 348 руб. 50 коп. в год, вносится два раза в год, на каждое полугодие вперед. Близ границы сданного участка, с северо-западной стороны, на роднике, вырыт содержателями ветряных мельниц колодец, которыми они должны иметь право пользоваться» (24). На основании постановления городской думы от 10 января 1886 года, указанный срок аренды – по 22 июня 1892 года – купцу Дунаеву продлен ещё на 14 лет, то есть до 22 июня 1906 года (25).
В начале ХХ века Н.Ф. Дунаев умер, и дела перешли к его сыну: «Потомственный почетный гражданин Александр Николаевич Дунаев (живет в Самаре, на Дворянской улице, в своем доме) 3 августа 1905 года поручил Михаилу Прокопьевичу Попову, согласно постановления Самарской городской думы от 6 июля 1904 года, заключить с городской Управой контракт на новый срок арендования городского участка для пивомедоваренного завода, находящегося на городской выгонной земле, за чертой города, между садом Платоновой и бывшим колокольным заводом Буслаева, в количестве 3533 кв.сажен земли, сроком с 22 июня 1906 года по 22 июня 1918 года, то есть на 12 лет, на сумму 1589 руб. 85 коп. в год» (26). Согласно постановления думы и ходатайства А.Н. Дунаева, срок аренды означенного участка в 3485 кв.сажен с прирезкой в 48 кв.сажен (всего 3533 кв.сажен) продлен на прежних условиях до 22 июня 1918 года. По постановлению городской думы от 14-15 июня 1910 года к означенному участку городской земли для расширения заводского производства прирезано пять городских мест из числа мест Мещанского поселка, всего 576 кв. сажен, до 22 июня 1918 года (27).
Либо А.Н. Дунаев оказался не таким хорошим предпринимателем, как его отец, либо просто в таком направлении развивался российский и самарский бизнес, но в 1911 году на базе завода было основано товарищество, что потребовало изменения арендного договора на землю: «Имею честь просить Управу в виду учреждения Александром Николаевичем Дунаевым совместно с Ольгой Константиновной Сапаровой и Яковом Петровичем Сидоровым в качестве полных товарищей, при участии вкладчика Николая Николаевича Дунаева, Товарищества на вере под фирмой «Самарский пивоваренный завод» перевести арендный договор на Товарищество» (28), что и было сделано, передача разрешена постановлением Управы от 4 июня 1911 года (29).
Но положения дела создание Товарищества не исправило (а может и усугубило). В пивоваренной периодике России в январе 1914 года появляется новостная строка, что «в Самаре только что основанное 2 года назад Товарищество Самарского пивоваренного завода, бывш. А. Н. Дунаева, 28 ноября прошлого года прекратило платежи; дела давно уже были в затруднении; сейчас завод арендовало Товарищество Жигулевского пивзавода, но в ход пускать его не будет» (30).
В итоге всё закончилось банкротством. Товарищество, по-видимому, распалось: из журнала судебного пристава с 18 мая 1913 года завод перешел в собственность одного члена его – Я.П. Сидорова (31). Постройки Товарищества проданы за долги судебным приставом с публичных торгов 4 июня 1913 года, куплены Софией Алексеевной Ященко (32). В октябре 1913 года вышло постановление Управы об отобрании участка земли у Товарищества (33). 10 июля 1914 года жена присяжного поверенного Софья Алексеевна Ященко предложила Самарской городской управе купить у неё купленные ей ранее с торгов постройки, ранее принадлежавшие Товариществу «Самарский пивоваренный завод».
Городская Управа полагает выгодным приобрести все постройки на указанном месте, а также оборудование завода и всю движимость, на нем находящуюся, за 16500 с рассрочкой платежа (34). Окончательно решение о покупке имущества у Ященко городская управа приняла на своем заседании 5 января 1916 года (35).
Определимся, где же был этот завод в Самаре, так как наши предположения в первой работе по этому поводу были достаточно спорными (36). Мы уже писали раньше, что в 1900 году контора завода значилась на углу Москательной и Дворянской, в собственном доме купца (37). Но это контора, а не само производство. Позже адрес меняется на «за городом» (38), или «Ветряные мельницы» (39). А в 1910 году адрес завода записан как «г. Самара, ст. Самара, 4 ч. шосс.» (40).
«Так что же это за таинственный адрес «Ветряные мельницы» или «за городом»? Несколько фраз из работы К.П. Головкина: «С ростом города на восток [ветряные – В.М.] мельницы отходили далее, оставаясь за чертой города» (41), «На плане 1850-1851 гг. ветряные мельницы показаны между Ильинской площадью и площадью Петра и Павла…», «В 1880-ых гг. в северо-восточном углу окраины города за вокзальной площадью находилось ещё много ветряных мельниц…» (42). Итак, ориентиры Ильинская площадь и вокзал Самары» - до сих пор данные и ориентиры нами были определены верно (43). Но вот следующий вывод придется корректировать: «На наш взгляд, это всё тот же завод в здании на краю Ильинской площади (недалеко от железнодорожной станции и вокзальной площади), принадлежавшем сыну Н.Ф.Дунаева. Правда, в одной из публикаций утверждается, что завод Н.Ф. Дунаева располагался «в районе бывших Молоканских садов близ нынешней Полевой улицы», но этому пока нет никаких документальных подтверждений» (44).
Имеются два плана этого предприятия, один снят городским землемером Островским в 1874 году [фото 1], другой же снят перед постановкой имущества на торги в 1913 году [фото 2]. На плане 1913 года есть привязка к бывшему колокольному заводу Буслаева. Также и в одном из архивных документов указано, что завод располагался между садом Платоновой и бывшим колокольным заводом Буслаева (45), а в другом документе указано, что в 1910 году к участку завода прирезаны городские места в Мещанском поселке (46). У нас пока нет локализации сада Платоновой, а вот завод Буслаева, как писал К.П. Головкин, был расположен «за чертой города, за Вокзальной площадью, в районе православного кладбища на север от него, в проезде на кирпичные заводы и Колесников овраг» (47). Вокзальная площадь, хоть и под другим названием, есть в какой-то мере и сейчас. Городское кладбище (третье общее по времени создания), по данным К.П. Головкина, открыто в 1860 году, соседствовало с Покровской церковью. Но когда строилась Оренбургская железная дорога, часть площади кладбища была передана под её строительство, а здания станции построены прямо у ограды кладбища (48). Г.В. Бичуровым указывается, что 48-е и 49-е приходские училища смешанного типа в 1915 – 1916 гг. находились «против трамвайного парка, дом Шерстнева (бывший Дунаевский завод близ кладбища)» (49). Теперь понятно, зачем городу потребовалось выкупать строения быв. завода Н.Ф. Дунаева после его банкротства. Появляется новый ориентир – трамвайный парк, который был построен в Солдатской слободе (а выше писалось о другом ориентире – Мещанском поселке). Обращаемся опять к К.П. Головкину: «Солдатская слободка расположена к востоку и против больницы Губернского земства и Молоканского сада», и там же: «До 1907 г. Солдатская слободка была окраиной города, но с нарезкой в этом году участков земли для нового Мещанского поселка она оказалась как бы в городе, вдали от окраин» (50). Всё это нам дает несколько четких ориентиров, существующих и сейчас:
- трамвайный парк;
- больница Губернского земства (позже больница им. Н.И. Пирогова).
На основании новых данных местоположение завода Н.Ф. Дунаева можно указать всё же в районе Полевой, а если точнее, вероятно, между трамвайным парком и ныне уничтоженным дореволюционным кладбищем, то есть где-то на месте нынешней улицы Чернореченской.
Что мы знаем об ассортименте пиво-безалкогольных напитков на заводах Н.Ф. Дунаева (заводе А.Н. Дунаева, Товарищества «Самарский пивоваренный завод») из архивных документов и прессы? Не очень много. Известно, что в конце XIX века рекламировал Н.Ф. Дунаев мед и портер своего завода [фото 3] (51). У него были в Самаре портерные лавки (одна из них, построенная в 1897 году, в комплексе с другими зданиями Н.Ф. Дунаева сейчас считается памятником истории и культуры регионального значения) (52). Были у него склады и лавки и в соседних городах, в частности в Ставрополе и Бугуруслане [фото 4, фото 5] (53). К 1910 году (уже при А.Н. Дунаеве) производилось «пиво черное и светлое» (54). В 1912 году Товарищество Самарского пивоваренного завода, кроме пива, предлагало уже и воды [фото 6] (55). Архивные документы показывают, что и в 1913 году Товарищество имело право производства искусственных минеральных вод (56).
Как уже писалось автором ранее, в тематических коллекциях имеются бутылки и этикетки из-под минеральных и фруктовых вод Самарского пивоваренного завода [фото 7, фото 8]. Но для периода деятельности этого предприятия имеющихся артефактов явно недостаточно.
Развитие бизнеса семейством Дунаевых было во многом типичным для российской провинции: небольшой объем и широкий профиль. В условиях полу-натурального хозяйства купцу этого хватало на то, чтобы быть уважаемым человеком в городе, строить дома, заниматься благотворительностью. Но при товарном хозяйстве старого опыта оказалось мало, что в итоге и привело к постепенному закрытия дела потомками Н.Ф. Дунаева.


Фото 1 - План пивоваренного завода Н.Ф. Дунаева (1874 г.)


Фото 2 - План завода Товарищества Самарского пивоваренного завода (1913 г.)


Фото 3 - Реклама самарского предприятия Н.Ф. Дунаева (1900 г.)


Фото 4 - Реклама Н.Ф. Дунаева в Ставрополе


Фото 5 - Реклама Н.Ф. Дунаева в Бугуруслане


Фото 6 - Реклама Товарищества Самарского пивоваренного завода (1912 г.)


Фото 7 - Бутылка Товарищества Самарского пивоваренного завода


Фото 8 - Этикетка Товарищества Самарского пивоваренного завода

1. Морозов В.Ю. Малоизвестные факты из истории самарского пивоварения // Россия. Век XX – XXI. Экономика. Политика. История. Культура: сборник научных статей. Вып. 3. Самара: Самарский институт (филиал) РГТЭУ, 2012. С. 101–102.
2. Морозов В.Ю. Предпринимательство в сфере производства прохладительных напитков в Самаре во второй половине XIX - начале ХХ века // История и археология. 2014. № 5 (13). URL: http://history.snauka.ru/2014/05/1053 (дата обращения: 01.09.2015).
3. Например: Некрополь Самарского Иверского монастыря (1851 – 1925 гг.) // URL: http://forum.vgd.ru/345/25465/10.htm?a=stdforum_view&o= (дата обращения: 01.09.2015)
4. Центральный государственный архив Самарской области. (ЦГАСО). Ф. 153. Оп. 36. Д. 754.. Л. 4, 5, 8.
5. Там же. Л. 2.
6. Там же. Л. 3.
7. Там же. Л. 6.
8. Там же. Л. 5.
9. Там же. Л. 6, 7.
10. Там же. Л. 4, 6, 7, 8.
11. Там же. Л. 3.
12. ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 10. Д. 115. Л. 25.
13. Там же. Л. 14.
14. Там же. Л. 17, 18.
15. Там же. Л. 18, 19.
16. Там же. Л. 21.
17. Там же. Л. 23-24.
18. Там же. Л. 2.
19. Там же. Л. 4.
20. Там же. Л. 7, 8.
21. Там же. Л. 19.
22. Там же. Л. 9.
23. Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского. Материалы для фабрично-заводской статистики / сост. П.А. Орлов. М., 1887. С. 590.
24. ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 11. Д. 373. Л. 30.
25. Там же. Л. 31-32.
26. Там же. Л. 27.
27. Там же. Л. 32.
28. Там же. Л. 63.
29. Там же. Л. 32-33.
30. Русский пивовар. 1914. № 1.
31. ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 11. Д. 373. Л. 12.
32. Там же. Л. 45.
33. Там же. Л. 13.
34. Там же. Л. 34.
35. Там же. Л. 49.
36. Морозов В.Ю. Малоизвестные факты из истории самарского пивоварения. С. 108-109.
37. Вся Самара. Справочная и адресная книга. Самара, 1900. С. 171.
38. Вся Самара. Саратов, 1911. С. 34.
39. Памятная книжка Самарской губернии на 1911 год. Самара, 1911. С. 50.
40. Список фабрик и заводов России 1910 г. по официальным данным фабричного, податного и горного надзора. СПб, 1910. С. 608.
41. Классика самарского краеведения. Антология. Вып. 3. Головкин К.П. Самара в конце XVIII – начале ХХ вв. (краеведческая картотека) / К.П. Головкин; сост.: Г.В. Галыгина, Э.Л. Дубман, П.С. Кабытов. Самара, 2007. С. 197.
42. Там же. С. 198.
43. Морозов В.Ю. Малоизвестные факты из истории самарского пивоварения. С. 108.
44. Там же. С. 108-109.
45. ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 11. Д. 373. Л. 27.
46. Там же. Л. 32.
47. Классика самарского краеведения. Вып. 3. С. 191.
48. Там же. С. 182.
49. Бичуров Г.В. Самара в открытках и фотографиях [Электронный ресурс] URL: http://oldsamara.samgtu.ru/part_3/page_html/page05j.html (дата обращения 29.11.2015)
50. Классика самарского краеведения. Вып. 3. С. 79.
51. Вся Самара. Справочная и адресная книга. Самара, 1900.
52. [Электронный ресурс] URL: http://www.regionz.ru/index.php?ds=342565 (дата обращения 29.11.2015)
53. Памятная книжка Самарской губернии на 1909 год. Самара, 1909.
54. Список фабрик и заводов России 1910 г. по официальным данным фабричного, податного и горного надзора. СПб, 1910. С. 608.
55. Памятная книжка Самарской губернии на 1912 год. Самара, 1912.
56. ЦГАСО. Ф. 153. Оп. 11. Д. 373. Л. 18.


Другие статьи об истории пивоварения в Самарской губернии:

Малоизвестные факты из истории самарского пивоварения.
О пивоваренном заводе И. В. Питца в Самаре.
Основные тенденции в развитии промышленного пивоварения в России конца XIX - начала XX века и реалии Cамарской губернии.

Поделитесь ссылкой с друзьями...
 © 1999-2017 www.nuBO.ru aka beer.artcon.ru
 Павел Егоров  E-mail: paul_egorov@mail.ru    ЖЖ